Братчанка едва не лишилась квартиры из-за просроченного кредита

В суде прокурор указал на явно притворный характер сделки, имеющей цель в действительности прикрыть заемные отношения с залогом квартиры.
Братчанка едва не лишилась квартиры из-за просроченного кредита
фото: pixabay.com

Братчанка оформила кредит на сумму 300 тыс. рублей в одной из кредитных организаций города. Согласно условиям, чтобы получить деньги, ей было необходимо заключить договор купли-продажи квартиры, которой женщина владела на праве собственности и где проживала с двумя малолетними детьми. Сотрудники кредитной организации убедили женщину в том, что сделка по купле-продаже квартиры носит лишь формальный характер, выселяться из квартиры никто не потребует.

Оформив кредит и получив деньги, у заемщицы позже появились материальные сложности, из-за чего она просрочила два платежа. Это побудило кредитную организацию обратиться в суд с иском о ее выселении из квартиры.

На судебном заседании представитель кредитной организации пыталась доказать наличие воли и желания ответчицы на продажу спорной квартиры и отсутствие взаимосвязи этой сделки с полученным ею кредитом. Основным доказательством выступал договор купли-продажи жилого помещения, который прошел государственную регистрацию и установил право собственности на спорное жилье за кредитором.

Прокурор, участвующий в гражданском деле, отверг эти доводы, убедив суд отнестись к судьбе женщины и ее малолетних детей без формализма и разобраться в действительных правоотношениях сторон.

Прокурор сослался на пояснения ответчицы, которая не желала продавать свою квартиру, поскольку она являлась ее единственной ценностью, указывал на отсутствие какой-либо активности по вопросу ее отчуждения (объявлений, обращений в агентства по продаже недвижимости, намерений переехать в другое место), обратил внимание суда на то, что после заключения договора купли-продажи она по-прежнему проживала в квартире с детьми, оплачивала коммунальные услуги, состояла на регистрационном учете.

Прокурор назвал ответчицу слабой стороной, пострадавшей от действий предприимчивых кредиторов, несмотря на то, что женщина должна была осознавать возможные последствия рискованной сделки. Также прокурор указал на явно притворный характер сделки, имеющей цель в действительности прикрыть заемные отношения с залогом квартиры.

Суд согласился с доводами прокурора, признав договор купли-продажи квартиры недействительным, как притворную сделку, прикрывающую договоры займа и залога, прекратив право собственности кредитной организации на спорное жилье.

Решение суда в законную силу не вступило, сообщает прокуратура Иркутской области.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нажмите CTRL + DCommand / Cmd + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

Закрыть