Повод задуматься…

Фото Избиркома

В Иркутской области в ноябре прошли очередные муниципальные выборы. Как мы уже сообщали, главой Киренского муниципального образования (МО) избран Александр Вициамов («Единая Россия»), его поддержали 1285 избирателей, или 36%. Главой Чунского МО стал самовыдвиженец Анатолий Кутуков, за него проголосовали 1299 избирателей (59,4%). Главой Баклашинского МО избрали Александра Фёдорова от «Единой России» (1565 избирателей, или 57,43%), главой Ушаковского МО – Сергей Сайфулин (ЛДПР), его кандидатуру поддержали 1088 избирателей, 89,84%.

Депутатами думы Сосновоборского МО стали три единоросса и один представитель «Справедливой России», в думу Ушаковского МО прошли четыре представителя ЛДПР.

Для области эти местные выборы были не самыми масштабными и не самыми напряженными. Однако все без исключения политологи отмечают одну закономерность. Это отсутствие в числе победителей (как мэров, так и депутатов) представителей КПРФ. Это стало своеобразной сенсацией, хотя, по большому счету, такой итог вполне закономерен.

И дело тут не только в том, что сменился глава региона. В бытность Сергея Левченко губернатором области коммунисты показывали гораздо лучший результат. Но чего стоит такой результат показывает сейчас Хабаровск, где в городскую думу прошли 34 представителя ЛДПР, однако сейчас 17 из них вышли из состава партии.

Проблемы КПРФ на этих выборах можно связать с ситуацией вокруг отставки Сергея Левченко в декабре 2019 года, ареста его сына – депутата Законодательного собрания региона Андрея Левченко и нерешенного вопроса о руководстве обкома партии. Но вряд ли это является действительно реальной причиной поражения. В конце концов и отставку Сергея Левченко (особенно на фоне того, что дома в Тулуне так и не достроены, а ситуация с коронавирусом в области не самая благоприятная) и арест А. Левченко можно было бы весьма неплохо подать, подогревая протестные настроения. То, что эти настроения есть, очевидно. И экономическая ситуация в области, и неразбериха в областной медицине не прибавляют симпатии к власти. Однако провал случился.

На наш взгляд, причиной провала является не столько ситуация с Левченко и вопросы руководства региональным отделением КПРФ. Проблемы две. Первая – это фактическая утрата КПРФ своего главного конкурентного преимущества перед всеми остальными партиями. В наследство от советской компартии КПРФ досталась разветвленная сеть местных партийных ячеек. А это и агитаторы, и наблюдатели, и политическая активность на местах. Сейчас многие ячейки по естественным причинам с учетом возраста многих активистов просто утратили свою функциональность. Значит, партии необходимо воссоздавать эту сеть, а это время, деньги и кадры, которых всегда не хватает. Конечно же, ситуация провальная далеко не везде, но процесс показывает, что обрушение местных ячеек будет продолжаться, а последствия видны уже сейчас.

Второй причиной стал общефедеральный тренд на вытеснение КПРФ из медийного пространства и минимизация положительной демонстрации деятельности КПРФ. Россия готовится к выборам депутатов Государственной Думы, которые состоятся в сентябре 2021 года и уже сейчас подготавливается для этого нужный фон. Почему именно КПРФ становится объектом атаки? Ответ прост. КПРФ – это сейчас единственная политическая сила, которая может бросить, на фоне экономических и коронавирусных неприятностей, вызов Единой России и откусить серьезный кусок мест в Думе из числа депутатов, избираемых по партийным спискам. Несомненно абсолютное большинство одномандатных избирательных округов возьмут представители Единой России, но провал в голосовании по партийным спискам недопустим в первую очередь для нынешнего лидера партии Дмитрия Медведева. Федеральная политика по вытеснению КПРФ из информационного пространства может привести к тому, что основной «оппозиционной» силой станет не КПРФ, а ЛДПР.

Провал КПРФ на выборах в Госдуму будет интересен еще и потому, что во многом на нем будет завязан вопрос о смене лидера компартии. Очевидно, что время 76 летнего Геннадия Зюганова у руля стремительно уходит. Вопрос о смене руководства в КПРФ не только назревший, но уже и перезревший. Очевидно также и то, что видеть у руля партии людей типа депутата Валерия Рашкина администрация президента не хочет. Радикализация КПРФ не пойдет на пользу ни стране, ни ее политической системе. У Кремля в гонке за лидерством в КПРФ свой фаворит – орловский губернатор Андрей Клычков, которому администрация президента «расстелила» на выборах «ковровую дорожку», не выставив оппонента из Единой России. Провал на думских выборах станет финалом карьеры Зюганова.

В любом случае тенденции нельзя не заметить – КПРФ потихоньку сходит с политической арены в качестве первой среди равных в парламентской оппозиции и становится просто равной, если, разумеется, после смены лидера коммунистов не будет произведена попытка сделать КПРФ второй системной партией в России наряду с Единой Россией (раз уж эксперимент со Справедливой Россией в качестве такой силы оказался неудачным), но для этого КПРФ придется очистить от коммунистического радикализма и сделать типичной социал-демократической партией.

Максим Тирских. “Иркутск Сегодня”